Форум » Старая Мельница » Мифотворчество Усадьбы » Ответить

Мифотворчество Усадьбы

oldmiller: Вчера "разговорились" в Соцсети с одним нашим гостем и он передал привет от Димы "который-сходит-лошади-на-ходу". Я вспомнил, что Дима обладал замечательной способностью (разряд по акробатике) при падении с лошади не зарываться головой в грунт, а продолжать движение держась относительно вертикально, путём ловкого переставления нижних конечностей по поверхности земли, чем вызывал заслуженное восхищение гораздо более опытных всадников чем он сам, а "слабая смена" - так просто, либо отрицала само существование таких способностей, либо приписывала им божественное происхождение. Вспомнив всё это, я ответил гостю в Соцсети, что:" "Дима-который-сходит-с-лошади-на-ходу" - это у нас уже легенда, такой - почти мифический персонаж обладающий сверх способностями. По видимому именно так протекает процесс мифотворчества в народном сознании. Год - другой и сформируется образ "Дмитрий Крылатый Всадник" - мифический герой который был столь быст и ловок, что скачущий во весь опор конь его только тормозил". Ещё пара лет и он станет покровителем легкоатлетов - ну дальше - жертвы, храмы, собственный культ А какие Вы помните случаи из истории Усадьбы послужившие началу современных мифов? Ну типа "Старожилы Не Припомнят ..."

Ответов - 14

Matwey: А мне казалось, что старожилы не припомнят, как Дима падает с лощади... А все почему? - Потому, что это не падение, а сход передними конечностями

oldmiller: Matwey пишет: Потому, что это не падение, а сход передними конечностями Эт-та конечно всё так, но мне казалось, что передние конечности у всадника - это руки? Сам, я к великому сожалению, не был свидетелем чудесных "сходов", но полагаю, что - руками вперёд на галопе, это почти гарантировано - головой в землю. А здесь "Старожилы не припомнят", чтобы Дима покинув седло не продолжил движение лёгким изящным бегом.

Jein: Ой, это наверное тема прямо для меня:)) прям даже не знаю, то ли с 713 начать, то ли с 589 - она сама на язык просится. Я уж не говорю про 15 и 18 - это ж просто хиты:) Не...не могу определиться.... пойду подумаю... Кстати, Матвей, ты про другого Диму говоришь:) Как это ни странно даже мне, до ДимыМ в усадьбе бывали и другие Димы! А вообще, тут надо чтобы все писали по очереди. Особенно те, кто помнит стародавние времена. Чтобы, так сказать, разные были точки зрения. Потому что мифы и эпос дело такое - имеют способность активно видоизменяться при передачи от рассказчика к рассказчику. Я вот, например, не знала, что Дима "который -падает-чтобы-остановить-лошадь" умел еще и приземляться на ноги. В моем варианте повествования, он и прозвище свое получил потому, что буквально чуть не довел до "инфаркта микарда" Свету ( тогда она еще сильно переживала за всадников), когда на полном скаку рухнул с Казачки и покатился кубарем, в клубах соломы и пыли. Мы уже со Светой приготовились ка самому худшему... Верней не так - Света приготовилась к самому худшему. А я не приготовилась, потому что все мои мысли были заняты тем, чтобы не свалиться с Росинки. То есть для меня самое худшее было другое - что я сама снова рухну. Но нет, в тот раз обошлось, я не упала. Росинка как-то там затормозила ( не уверена, что я была инициатором этого маневра), я смогла, наконец-то перевести дух и тоже начать бояться за Диму. И вот, когда пыль немного улеглась, и трава снова стала зеленой, а Света, напротив, совсем серой , около стоящей Казачки ( в те времена лошади еще не убегали в прерии, лишившись всадника) внезапно замелькала бандана, красного жизнеутверждающего цвета, неотъемлемый атрибут верхового наряда Димы. - Дима! Ты в порядке? - и волнением и примешанной к нему долей изумления, прокричала Света. - Да, конечно - как само собой разумеющееся сказал Дима, оглядывая себя и отряхиваясь. - Ты чего упал-то? - недоумевала Света - Ты же сидел так хорошо! - А я просто не знал, как ее затормозить, вот и упал, чтобы она остановилась!, - пояснил Дима - Ничего себе! - обалдело сказала Света - первый раз вижу человека, который специально падает, чтобы остановить лошадь!

Jein: Но вообще-то Дима "который-падает-чтобы-остановить-лошадь" запомнился мне больше в контексте другого случая. В 1998 году это было, как сейчас помню. В один чудесный теплый вечер мы с Димой и Светой поехали верхом через брод. А в брод тогда переходили около островов. Света - конечно, на Машке, Дима - на Росинке, а я - на Казачке. Казачку я боялась и уважала. И, хотя я свалилась с Росинки, но боялась все равно больше Казачку, уж больно себе на уме была лошадка. Ну и, не справлялась я с ней толком. Меня на нее Светка, как обычно, обманом и лестью заманила. Подошла и сказала заговорщицким шепотом "Женя, я тебе Казачку дам, понимаешь, я же не могу ее Диме, дать вдруг что, а ты более сильный всадник, я верю, что ты справишься". Не могла же я признать, что я все-таки "более слабый" и к тому же "гораздо более трусливый" всадник. Поэтому пришлось лезть на Казачку. Ну и вот пошли мы в брод.. идем..идем... а выход был возможен только в одном месте, которое выглядело примерно также, как и нынешнее место выхода. И вот когда мы уже форсировали бОльшую часть реки стало ясно видно, что около выхода из брода привязана лодка, а на берегу шарится какой-то дядька. - Уважаемый, - вежливо сказала ему Света, - не могли бы вы переставить свою лодку, у нас лошади боятся, мы выйти не можем. В ответ "уважаемый" разразился такой бранью, что мне стало тошно, хотя бы потому, что я не знала чуть ли не половину слов из тех оборотов, которыми он пользовался. Света сделала попытку еще раз вразумить селянина, но ответ был один и тот же. Света попробовала найти другое место, но выйти не получалось, потому что во-первых около берегов тогда, как и сейчас, было гораздо глубже, а во-вторых очень много ила и лошади вязли. Но Света же не зря имеет разряд по конному троеборью. Она пробовала и так и сяк, направляя верную Машку в разрывы прибрежных кустов. Машка вязла, падала, но честно лезла вперед. И наконец-то, с неимоверным трудом, они вылезли! - Попробуйте тут! - закричала нам Света с берега. Я честно попыталась попробовать. Но Казачка сказала, что она на такие вещи не подписывалась, и что она согласна меня покатать в середине речки по мелководью, а лучше того и вовсе пойти домой. Я, раздираемая страхами, с одной стороны я даже не представляла себе как полезу в эту жуткую жижу около берега, а с другой страшась потерять Светино уважение (как же я покажу что вообще не справляюсь с лошадью) суетливо закружилась с Казачкой на середине реки. А Дима, все это время, что Света боролась с прибрежной растительностью, а я с Казачкой, тоже пытался вылезти на берег, но не там, где это делала Света. Росинка не была уж такой послушной лошадью, а Дима не был опытным всадником, но его настойчивость сделала свое дело и Росинка раз за разом штурмовала берег. Однако, из-за ила ей даже не удавалось поставить передние ноги на берег, и она, сделав попытку, отступала. И вот, после длительных бесплодных попыток, ей наконец-то удалось поставить обе передние ноги на береговую линию. Вот только место было совсем неудачное - глубина у берега была довольно большая, а сам берег - крутой. Поэтому, когда Дима, который уже был так близок к успеху, выслал Росинку, она попыталась сделать шаг, подскользнулась и упала на переда. И получилась такая ситуация: Левей всех на берегу мечется Света, вопя Диме разные советы, которые мы не слышали , разумеется, из-за шума порогов. Правее ( ближе к порогам) и ближе к середине реки я бессмысленно болтаюсь на Казачке ( потом я всем рассказывала, что просто хотела понаблюдать за развитием ситуации с безопасного расстояния), а правее всех, наполовину на берегу застряла Росинка с Димой. Причем, получилось так, что корпус Росинки был расположен почти вертикально, потому что, как я уже говорила, место для выхода было не очень удачное. Росинка постояла немного в такой позе, и сделала попытку встать. И сделала она это так, как лошади всегда делают - всем корпусом качнулась назад и вверх, пытаясь высвободить передние ноги. А кто помнит, Росинка была совершенно великолепная буденновская кобыла - мощная и крупная. Поэтому сила ее рывка была весьма ощутима. Дима, вероятно этого не ожидал, поэтому инстинктивно откинулся назад и дернул Росинку за веревки. И вот это сочетание - могучего рывка самой лошади, рывка веревок и илистого дна, в которое провалились задние копыта, привели к тому, что Росиника не смогла сделать необходимый шаг назад... И я стала свидетелем картины, которая навсегда врезалась мне в память: В золотом свете заходящего солнца, бегущая вода, в которую взметнув ноги вверх в миллиардах брызг, назад навзничь падает огромная лошадь, подминая под себя всадника... и только пресловутая красная бандана мелькнула и пропала под водой... Света на берегу, а я в середине реки - замерли в состоянии абсолютного шока. Долю секунды мы могли лицезреть только бурлящую поверхность реки, а потом из нее в водопадах воды воздвиглась отфыркивающаяся и мотающая головой Росинка. Мы все еще молча наблюдали это чудесное явление. и вдруг где-то за Росинкой, ниже по течению, мелькнула знакомая бандана. По ходу сюжета надо бы написать, что мы выдохнули. Но нет! Все было совсем не так! Ну я-то может быть и выдохнула ( потому что стало ясно, что уже не надо будет мне лезть туда же), а вот Света напротив, вдохнула, обернулась к хозяину лодки и выдала такую тираду с использованием таких затейливых идиоматических оборотов, которые так виртуозно располагались в ее речи, что я ушам своим не поверила. Я-то за год знакомства со Светой уже уверилась, что она крайне воспитанный человек и вовсе не знает матерных слов. А тут такой словесный шедевр, по сравнению с которым, давешняя эскапада селянина просто детский лепет. Судя по всему, селянин тоже пришел к выводу, что Светино "кунг-фу круче", потому что быстро-быстро сел в свою лодчонку и отчалил в неизвестном направлении. Света беспрепятственно спустилась в воду, они с Машкой поймали Росинку, а тут и Дима преодолел течение и смог воссоединиться с нашим коллективом. И что бы вы думали - пропала смена? А вот и нет - мы вернулись, Дима переоделся, Росинку переседлали, и мы поехали в смену. Только теперь уже в Шервуд - хватило уже водных процедур. Я это запомнила так хорошо, потому что вдруг на обратном пути ( а это было уже почти ночью) я поняла, как здОрово, когда можешь полностью расслабиться на рыси. Раньше у меня это плохо получалось и поэтому дробная рысь Казачки была для меня сущим мучением. А тут я как плыла, наслаждаясь ночным воздухом и звездным небом.

Света Гут: Да-а , давно это было , я когда твой пост читала, у меня перед глазами, как будто картина встала. Сильно меня тогда этот мужик на лодке выбесил, или я очень испугалась за Росинку и Диму. Теперь я более сдержана , нет уж того пороха в пороховницах. А вот я была свидетелем того , как рождается деревенский миф, вернее сплетня . Было это давно, мы год или два как поселились в Голиково. Я уехала на сессию в Воронеж , а моя мама приехала в Усадьбу - помочь по хозяйству. Пошла она как-то к реке выгуливать собак , а их было на тот момент три штуки Злат , Зазноба и Норка . Зазноба и Норка чего-то не поделили и сцепились, но не сильно - больше визгу было. Вернулись домой. Через день или два мама первый раз пошла в местную библиотеку и представилась библиотекарше, как мама Светы Гутенёвой. На что она получила ответ вошедший в анналы : что она не может быть мамой Светы Гутенёвой . Маму Светы Гутенёвой на реке загрызли собаки и об этом рассказала женщина которой можно верить...

Jein: Света Гут пишет: а их было на тот момент три штуки Злат , Зазноба и Норка Ничего не знаю. В моем варианте собак было действительно три, но только Злат, Зазноба и Атилла. И сцепились как раз Злат и Атилла. А вот потом все верно:) И я буду настаивать на своем варианте. Потому что его мне рассказала женщина, которой можно верить!!!!

Света Гут: А я слышала миф. В который не возможно поверить . У Жени был провал . Педологический . Правда ?

K.K.Mihelson: У Жени был провал . Педологический Поскольку у меня было несколько спецкурсов по педологии (почвоведению), то я подумал, что Женя перепутала черноземы с подзолами, а то и вовсе - с солонцами. Удивился, почему это так изумило Свету. Ведь среди неисчислимых жениних талантов, почвоведение не значится. Но потом прочел в интернетах, что педологией называется не только почвоведение, но и раздел педагогики. Женя, ты наряжала Гошу в платье, да?

Зая: А как на мельнице доски воровали уже стало мифом?

Jein: Зая пишет: А как на мельнице доски воровали уже стало мифом? А как же!

Siradj: Вспоминается случай, как Света ходила в смену на Бретере. Мифов на эту тему можно насочинять вагон и... еще три вагона.

Ежик: А меня довели до натуральной истерики историей про печку и Белую Даму.Я хохотала как ненормальная,перебудила всех лошадей в полях ,по-моему.

Siradj: Эта история давно уже стала мифом, ибо прошло уже 10 лет с того момента, когда из-за заболевших лошадей Света решила сводить смену на Бретёре. А ему тогда 3 года было. События тех дней оказались настолько яркими, что даже описаны в "Посиделках" под названием "Коллективное поэтическое описание смены в 3-х частях". Но мало кто знает, что тогда я начал сочинять большой стих про те события, как их воспринимал я... Начал 10 лет назад, потом была пауза на 5 лет и продолжение ленивого ковыряния стиха, когда о нём неожиданно вспоминалось. И вот сегодня я решил, что пора с этим заканчивать. Стих завершен, и я представляю его вашему вниманию. Единственное, в нем описаны несколько фактов, в точности которых я сегодня сомневаюсь по понятным причинам. В частности, я не уверен, что в оба описываемых дня был один и тот же состав смены. Пролог. То было в день рожденья Ильича, Когда ему сто тридцать семь сравнялось. Случилось так, то утро я встречал Собой, в какой-то мере, восхищаясь. На "Мельнице" я был не в первый раз, И все маршруты были мне знакомы. Но день вчерашний, все ж, меня потряс, Ведь смена шла немного по-другому. Часть 1. Днем ранее. Маршрут привычный: Дон, Задонье, лес. Кругом - поля, бескрайние просторы... Я, как обычно, на Казачку влез, А Света сесть решила на Бретёра. И чтобы молодого жеребца Кобылы от полей не отвлекали, Мы Барсиком прикрылись слегонца, Ну а меня поставили в начале. И вряд ли кто-то станет возражать, Быть первым в смене - та еще работа: Полтонны мышц от скачки удержать, Искать тропинку и, притом, в субботу! Но, боже мой, какой восторг в груди! Как ветер в уши пел мне вдохновенно! И никого! Лишь поле впереди... И на рыси я убежал от смены... Но вот уже душа разгон берет, И мрачный "Шервуд" встал вдали стеною. Осталось лишь проехать поворот И дать свободу зверю под собою. Она танцует. В стиле "трюхо-рысь", Умаявшись от зимнего простоя. Мне намекает: "Всадник, берегись! Лишь дай мне повод - полечу стрелою." И ощутив ее страстей накал, И чувствуя, что ветер в спину дует, Я сделал вдох, и повода набрал, И пересел в посадку полевую... Полет! Как можно ветер удержать? Огонь внутри! Что может быть сильнее? И станет мир от топота дрожать! Он будет наш! Быстрей! Еще быстрее! Лети над миром, словно солнца луч! Пусть нашу силу небеса познают! Ты - как стрела, я - грозен и могуч! Но... почему никто не обгоняет? И я решил, что именно сейчас Мы удержать позицию сумели, Что Галя с Брайдой не догнали нас, Из-за того, что слишком много ели. Прервав полет и перейдя на шаг, Я развернулся, в радости, в азарте... Я был один! Еще не ясно как, Но остальные - чуть ли не на старте. Троих я видел лишь на полпути. Стояли неподвижно их лошадки. Один по полю вольт большой крутил, И все смотрели только на посадку. Там Брайда, седока сумев стряхнуть, Уже мелькая за посадкой где-то, Пошла домой, избрав кратчайший путь, А в след за ней верхом скакала Света... Лишившись враз двоих лихих бойцов, Мы собрались на Шервудской опушке. Нас стало пять. И хоть маршрут не нов, Нам было ясно: кончились игрушки. Решили командира мы не ждать - Домой вернуться все-таки в субботу. И вряд ли кто-то станет возражать, Быть первым в смене - та еще работа. Я смену вел. Шагали через лес. Да-да, задачу эту я осилил. Я! Смену! Вел! Добрались без чудес, Еще по полю здорово рысили. И только лишь на въезде во село Мы павшего героя повстречали. То Слава был, покинувший седло И шедший следом в грусти и печали... Часть 2. Съемки И вот воскресный день пришел в село. И чувствовал себя я всемогущим! Что вам сказать? Мне снова повезло, Меня опять назначили ведущим. Маршрут все тот же: Дон, Задонье. Но! В том месте, где бескрайние просторы, В тот день была со сменой заодно Бригада съемки вместе с режиссёром. Припомнив, как носились мы вчера, Шагать Казачка просто разучилась. Она бесилась с самого утра, И ясно, неприятности случились. Все началось с того, что у меня Водою организм наполнен щедро. И мне (бывает где-то раз в три дня) Во время смены хочется "до ветру". Доверил повод девушке одной. И девушка его не удержала: Пока я был повернут к ним спиной, Моя Казачка попросту сбежала. Вся смена тут же бросилась за ней, И я подумал: "Чёрт! Накрылись скачки!" И, обругав автопилот коней, Я бодро порысил вслед за Казачкой... Совем не бодро я вошел в село. О, чудеса! Беглянку изловили! С рекордной прытью я взлетел в седло, Простив (а зря!) хитрющий нрав кобыле. Когда в поля мы снова поплелись, Я полон был тревожных ощущений. Но обошлось. Скажу, что добрались До места съемки мы без приключений. Я плохо помню, как отмашку дал, Как все неслись большой гурьбой куда-то... Как мне пришел по рации сингнал, Что с техникой не сдюжил оператор. Как пара чувств: обида и азарт Слились во мне в набор предчуствий мрачных. Как быстро возвратились мы на старт, Готовясь к съемкам дубля поудачней. Как глядя прямо в телеобъектив, Настырная, пред всем честным народом, Казачка, вредный нрав свой проявив, Вдруг начала движенье задним ходом. Но помню старт! Разбег, разгон, полет! И воздух с каждым мигом все густеет! И Галя с Брайдой, что ушли вперед! Не отставать! Покажем, что сильнее! Какой восторг, когда ты видишь цель! Сквозь ветер к ней, сквозь бурю прорываясь, Ты каждый миг в крови вкушаешь хмель, И каждым этим мигом наслаждаясь! Быстрей! Сильнее! Выше! В облака! Туда, где скачут лишь Стрибога кони! Лети! Смотри на землю свысока! И нас с тобой ни в жизни не догонят! Один скакун нас, все же, обогнал. С пустым седлом (на радость режиссёру). Умчался вдаль. А позже я узнал, Что оказался тот скакун Бретёром. Он всадника решил с собой не брать. И кто за это тортиком заплатит? Тут понял я, что хватит нам летать. Казачка же решила, что не хватит. И тот же миг я осознал сполна, Что рано, рано записался в асы. Посеяв на галопе стремена, Не удержал я и свой центр массы. Как передать, какой восторг в груди, Когда летишь с коня, вцепившись в повод? А сколько впечатлений впереди! Земля не вата - это веский довод! Глядел я в небо, лежа на спине, Пока меня тащило за Казачкой. Увидел птиц в небесной вышине И вдруг подумал: "Удались ведь скачки!" Но тут я вспомнил - аж вскочил с земли! Что конь один без всадника умчался... Взлетев в седло, увидел я вдали, Как он неспешно к смене возвращался. Я стал героем в собственных глазах, Бретёра изловив. Как это было? Ответить можно в четырёх словах: Я жеребца подманивал кобылой. Я этого тогда не осознал - Адреналин в крови фонтаном бился. Но он к нам почему-то подбежал, И я с седла в узду его вцепился. Он на дыбы вставал! Он повод рвал! Но я был в состоянии аффекта - Не помню точно, как его ругал, Но задавил нещадно "интеллектом". Наш режиссёр решился повод взять - Достоин подвиг пьесы драматурга - Застыл с конем скульптурой номер пять Известного моста Санкт-Петербурга... И долго мы стояли в поле том. И вряд ли я когда забыть сумею, Как Света шла навстречу нам пешком, А смена скромно пряталась за нею. Эпилог. Был день на впечатления богат, И хохотал над нами "старый мельник", И был закономерный результат, Что не было галопа в понедельник. :)

Ярослав: Ответственно заявляю: в субботнюю смену я с Брайды улетел не по своей вине - у неё подпруга на живот сползла (потом её специальным ремешком подвязывали). Вот!!! Автору - РЕСПЕКТ!!! Держишь марку!!!



полная версия страницы